Королевство Опаловой Зари

 

– О, звезда, Эль-Хамали,

Мы с добром сюда пришли.

О, звезда Эль-Генуби,

На пороге не губи!

В этом Королевстве было много ветряных мельниц. Их жернова перемалывали любые печали и горести. Ветер перемен собирал по всему свету печаль и сожаления от плохих поступков. Серыми тучами пригонял их ветер сюда, к Лиловой Башне. В ней печаль перемалывали в горький перец, а сожаления – в соль. Доктора прописывали их пациентам в случаях острого зазнайства и хронического высокомерия.
А лёгкий ветерок находил повсюду радость от хороших поступков и гнал её белоснежными облаками прямо к Васильковой Башне. Здесь из светлых пушинок делали сладкую сахарную пудру. Она очень ценилась кондитерами. Лакомства, приготовленные из неё, несли спокойствие и умиротворение. Доктора особенно рекомендовали принимать их в случаях острой грусти и хронического ничегонеделания.
Все эти целебные снадобья – перец, соль, и сахарную пудру доставляли во все Королевства. Но перед этим обязательно взвешивали (дело в том, что небесным покровителем Королевства было созвездие Весов), и оно требовало сохранять баланс во всём, иначе жители сами начинали грустить.
Но в один ужасный день над страной пронёсся свирепый ураган, перемешав склады Лиловой и Васильковой Башен. Ни один мельничный жёрнов не мог сдвинуться с того дня. Только детские вертушки крутились на заборах, веселя малышей. А запасы чудесных пряностей между тем сокращались день ото дня.

 

 

 

Глава 9. Первые пояснения

 

 

Нежное золотистое утро только начинало расцвечивать Страну Зодиака, когда Камилла свалилась на огромный стог посреди поля. Медвежонок приземлился неподалеку. Его голосок был слышен совсем рядом.
Девочка быстренько скатилась на землю и...
первым жителем сказочной страны, которого она увидела, стал Единорог. Самый настоящий сказочный Единорог! Он стоял прямо перед ней, озаряя всё вокруг себя лучезарным опаловым сиянием. Витой рог отливал молочно-перламутровыми красками. На нём и висел, зацепившись сумочкой, бедный Бернард. Вторым жителем сказочной страны стал назойливый серебристый Мотылёк. Он кружился над Бернардом, а тот, как мог, отбивался и отмахивался.
– Пусти! Эй, кто там меня держит? И ты сгинь, бабочка лохматая!
Единорог склонил голову, позволив Камилле снять с его рога ремешок сумочки и высвободить медвежонка. Девочка с благодарностью кивнула, а Бернарду тихонько шепнула:
– Слушай, не сердись на меня, я думала, ты обычный, игрушечный.
– Ну разумеется, – обиженно буркнул Бернард. – Если игрушечный, то обычный, да?
Камилла показала на Единорога:
– Ну вот он тоже живой, и даже сказочный... такой красивый, что дух захватывает... но ведь даже ОН не разговаривает.
Единорог удивлённо уставился на Камиллу. Мотылёк удивлённо уставился на Единорога. И  заговорил. Человеческим голосом (только очень писклявым).
– Как? Ты больше не разговариваешь? И давно это началось? Температуру мерил? Но почему ты мне ничего не сказал? Я же твой лучший друг! Ах да, ты не можешь говорить! Вот беда!
Единорог отрицательно покачал гривой и низким бархатным голосом произнёс:
– Друг мой: позволь мне сказать, я говорю, как и прежде.
– Хм, – фыркнул Мотылёк. – А почему эта девчонка назвала тебя безголосым?
– Я такого не говорила, – поспешила возразить Камилла.
– Какая разница, что ты говорила? – язвительно пискнул Мотылёк. – Ты просто жутко самоуверенная девчонка!
Бернард сжал кулачки и угрожающе прокричал:
– А ну отстань от неё!
– Сам отстань!
– Ты первый начал!
– Нет ты!
– Сейчас получишь!
– Ещё чего!
Тут вмешался Единорог:
– Миром решите вы спор, — призвал он.  — Ссора всегда безобразна.
Бернард и Мотылёк обиженно надули щёчки, но оба послушно замолчали. Единорог тряхнул гривой в поклоне перед Камиллой и представился:


В знаке Весов я живу
  Много тысячелетий.
   В первой декаде его.
    Здесь мне сосед –
     Мотылёк легкокрылый.
      Имя мне – Единорог,
       Рог у меня на макушке.


Камилла тоже поклонилась и попыталась ответить в той же манере:


Я… Камилот семилетний.
   Это Бернард... очень плюшевый.
    В Страну Зодиака пришли мы,
     Чтоб тут у вас путешествовать.
      Вы не подскажете, как
       Пройти поскорее в Зал Времени?


Единорог кивнул и сообщил:


     – Путь твой лежит через весь
        Наш циферблат многогранный.
         Круг этот сможешь пройти
           И в Зал попадёшь непременно.


– Ага, – выдохнула Камилла и продолжила, не без труда поддерживая стихотворный стиль:


   – Ясно. Пройти циферблат.
     То есть, не то, чтобы ясно...
     М-м-м, можно сказать, что понятно.
     Но, если честно, не очень.
      Надо ещё разобраться…


Однако, по её лицу было видно, что ей совсем ничего не понятно. Единорог понимающе кивнул и пояснил:


Трудно такое понять взгляду непосвящённых.
   Много узнать и прожить
    Нужно, чтоб разобраться.    
     Много дорог исходить
      В сложных сетях Зодиака.
       Но, без сомнения, ты
        Трудности все одолеешь.


Камилла в растерянности посмотрела на Единорога. Откуда ему знать, что она преодолеет все трудности? И что это, собственно, за трудности такие? Единорог неторопливо продолжил:


  – Знай же дорогу свою:
     Дюжина всех Королевств,
      Следуют строго по кругу.
       Где бы ни начался путь,
        Нужно пройти – все двенадцать.


– Двенадцать?! – радостно захлопала в ладоши Камилла. – Вот это путешествие!
– Двенадцать?! – в ужасе повторил Бернард. – Это когда же мы домой вернёмся?
Единорог посмотрел на него и сказал Камилле:


Стать королевству большим,
   Или уменьшить размеры,
    Зависит всегда от тебя.
     Лишь от тебя всё зависит.


– От меня? – недоумённо переспросила Камилла. От удивления она позабыла про стихотворную форму, которая и так не слишком ей удавалась, и заговорила как обычно: – Но как размер королевства может зависеть от меня?
Единорог кашлянул и размеренно ответил:
– Волшебная география имеет свои законы. Расстояние здесь измеряется временем, а время измеряется делами и поступками. Ваши правильные поступки могут сократить время пребывания в каждом королевстве, а неправильные – растянуть. Так наш край помалу воспитывает и обучает. Уф-ф-ф, – тихонько фыркнув и тряхнув гривой, выдохнул он и добавил: – Уф, как же трудно, невероятно тяжело изъясняться прозой!
– Ах, это совсем необязательно, – удручённо сказала Камилла и призналась: – Прозой так же непонятно, как стихами.
Единорог понимающе кивнул и сказал:


       – Только в дороге поймёшь,
          Как этот мир обустроен,
           Только пройдя этот путь,
            Сможешь понять и усвоить.


Камилла тоже кивнула, выражая согласие. Отправиться в путь по чудесной стране – это ведь и было её мечтой. Единорог предложил:


     – Что ж, проводить будем рады
        В город – к правителям нашим.
         Следуй за мною, дитя,
          Новому знанью навстречу!


По дороге в столицу королевства Единорог и Мотылёк рассказали о волшебных мельницах, сладкой пудре и перце с солью.
– Сегодня как раз дует лёгкий ветерок, – мечтательно заметил Бернард и улыбнулся, представляя себе горы сладких карамельных петушков.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава 10. Урок и шпага

 

 

Ажурная золотая ограда окружала город. Ворота были распахнуты настежь. Единорог остановился под узорной вывеской. Королевство Опаловой Зари – было выведено на ней прозрачными, как леденцы, разноцветными камушками.
– Когда придёшь на урок, – начал было Единорог, – поначалу следует…
– Урок? – испуганно-разочарованно вскрикнула Камилла. Вот уж не ожидала она такого от сказочной страны.
– Боюсь, у меня совсем нет времени на уроки! – поспешила отказаться она с видом самого искреннего сожаления.
Единорог покачал головой и с тревогой спросил:
– Ох, дела, ну дела.
Что ж ты без него пришла?
– Без кого это без него? – не поняла Камилла.
– Время где посеяла? – пискнул Мотылёк. – Почему Время не захватила с собой?
Камилла не знала, что и ответить.
Единорог огорчённо проговорил:
– Как же быть? Сюда без времени нельзя.
Возвращаемся обратно, друзья…
– Погоди, – пискнул Мотылёк, – Может, оно само пришло, вперёд них!
Единорог подумал немного и кивнул.
– Если пришёл ученик,
    Значит, пришло его время, – согласился он.
Мотылёк подлетел к носу Камиллы и строго произнёс:
– Только не забудь за ним вернуться!
– За кем вернуться? – испуганно переспросила девочка, растерянно хлопая глазами. Голова у неё и так шла кругом, а тут ещё шарады какие-то, загадки.
– За временем, конечно! – взвизгнул Мотылёк, не дав ей додумать мысль.
Единорог пояснил:


– Ты ведь так и не прошла свой урок.
Значит, Время, чтоб не делать кувырок,
Подождёт тебя.
Всего один денёк!
У развилки и начала всех дорог
Время будет ждать тебя денёк.
Или два денька. Иль три. Или пяток.
Но не дольше месяца!
Закон не слишком строг.


Камилла помолчала, обдумывая услышанное и  с расстановкой произнесла:
– Я уйду... а моё Время останется здесь... на день... или на пять дней... или даже на целый месяц! Это что же такое получится?
Ей ответил Мотылёк, растягивая по слогам:
– А НИ-ЧЕ-ГО!
– Ничего ПЛОХОГО или Ничего ХОРОШЕГО? – заподозрила неладное Камилла.
Мотылёк ответил:
– НИЧЕГО ОСОБЕННОГО.
Камилла вспыхнула:
– Но я для того и мечтала сюда попасть, чтобы повстречать что-нибудь ОСОБЕННОЕ!
Ей в ответ лишь крыльями взмахнул Мотылёк,
И тихонечко вздохнул Единорог.
Были б руки у него вместо ног,
Он руками развести сейчас бы мог.
Но поскольку у него нету рук,
Он копытом по земле легонько – тюк!
Стук да стук, и огляделся вокруг.
Вдруг кого-то потревожил этот звук?

(ой, простите, мои дорогие читатели, я увлёкся и внезапно сам перешёл на единорожий язык, а у меня ни опыта, ни таланта, прямо скажем, в этом деле, ну никакого. Просто этот единорожий язык такой привязчивый, что и не заметишь, как начнёшь говорить и думать каким-нибудь ямбом, хореем или амфибрахием. Но! Я возвращаюсь к обычной речи и впредь постараюсь держать себя в руках. Честное Сказочное Слово!).
Подумав немного, Камилла решила:
– Значит так! Раз Моё Время без меня никуда не уйдёт, то мне и спешить не за чем. Давайте, ведите меня на этот ваш урок!
Единорог радостно закивал, а Мотылёк весело закружился в воздухе, и все вместе направились к большому шатру из разноцветных шёлковых лент. Ленты, местами перевязанные в банты, тихо шелестели на ветру.
Камилла отодвинула полог и вошла внутрь.
Здесь было светло и неожиданно просторно. Вместо классной доски и парт стояли два мягких кресла с резными подлокотниками. На правом кресле висела табличка с надписью "Негатив", а над левой – "Позитив". Кресла были пусты.
Камилла обернулась на вход, не зная, что ей делать дальше, и услышала за спиной:
– Ну и какого же урока вы от нас ждёте?
Она обернулась. В кресле под табличкой "Негатив" загадочным образом появился человечек с тёмной кожей и светлыми волосами, а под табличкой "Позитив" возник человечек со светлой, как молоко, кожей, и волосами чёрными, как воронье крыло.
Негатив держал в одной руке гусиное перо, а в другой лист, на котором делал пометки.
– Ну, я не знаю, – честно ответила девочка, растерянно пожимая плечами. – Я-то никакого урока не жду. Просто Время... Насколько я поняла, оно не пойдёт со мной, пока я не пройду урок. Вот я и пришла.
– Отлично! – Негатив бросил бумагу с пометками и вскочил с кресла. Перо в его руке обернулось шпагой.
– В таком случае, защищайся! – воскликнул он и направил клинок на девочку.
– Нет-нет, лучше нападай, – живо посоветовал Позитив, сунув ей в руку другую шпагу.
– Странный урок, – заметила Камилла и сказала: – Я вообще-то не собиралась ни на кого нападать.
– Ага! Тогда защищайся! – вскричал Негатив и вновь взмахнул клинком.
– Но мне вовсе не хотелось бы драться! – сказала Камилла с досадой. – Девочки не должны драться, это некрасиво.
– Ишь ты! А как же без этого? – удивлённо воскликнул Негатив. – Если вступаешь в решительную схватку со Злом, надо быть готовым пронзить его шпагой! 
– Ну если решительную... если со Злом... – растерянно повторила девочка и с надеждой спросила. – А без этого никак нельзя обойтись?
Лицо Негатива исказила ядовитая ухмылка.
– Ха-ха-ха! Ты думаешь, оно само уйдёт? Запомни, дитя, – он понизил голос до зловещего шёпота, – Зло никогда не уходит самостоятельно. Его надо прогонять! Побеждать! Разоблачать! Искоренять, подчас даже в самом СЕБЕ! С ним надо Бороться!
Он сделал выпад и нанёс укол (конечно, шпаги имели защитные устройства на концах, да и Негатив старался не ранить девочку, а учить – он ведь был мастером фехтования, а не каким-нибудь разбойником).
– Ай! Ну... если надо... если искоренять... – отвечала Камилла, потирая плечо и начав неумело отбиваться шпагой.
Негатив, выпучив глаза, прокричал:
– 
Хватит уже нукать! Это некультурно!

 Но вы же сами…  попробовала оправдаться девочка, но Негатив не дал ей договорить.

 Хватит перебивать, это невежливо! Учти,  сказал он строго,  Зло хитроумно и коварно! Оно частенько прячется под маской Добра!

Позитив с сожалением подтвердил:
– О, да, подчас так изворачивается, что уже и не различить, где Зло, а где Добро.
– Но как же я их различу, под маской-то? Я ведь ещё совсем ребёнок! – испуганно восклицала девочка, отбивая новые атаки.
С каждым ударом ей это удавалось всё лучше. Шпаги лязгали, хлёстко скрещивались и расходились.
– Ну понятненько! – хохотнул Негатив и язвительно заметил: – Как вовремя спать ложиться, так уже большая, а как со Злом бороться, так ещё маленькая!
Он перешёл в более активное наступление.
– Думаешь, Добру от твоего нытья легче?! Оно изранено шпагами и стрелами горе-спасателей! Вечно, не разобрав, в бой рвутся!
Камилле пришлось отскочить назад от такого натиска. Позитив подался вперёд и сказал ободряюще:
– Ну что же ты! Дороги в Страну Зодиака открыты лишь для детей потому, что они всё чувствуют сердцем!
Камилла продолжала отбивать удары, соображая по ходу поединка.
– Но если я ошибусь? Если не распознаю... – она чуть не расплакалась и вдруг отбежала назад и демонстративно опустила шпагу, вскричав: – Я не знаю, действительно не знаю, как отличить замаскированное Зло от Добра, но я точно не хочу ранить Добро! Не буду я ни с кем сражаться! Вот не буду, и всё!
Позитив сел в кресло, поднял лист бумаги, перо, макнул его в подлетевшую чернильницу, и написал, продиктовав самому себе:
– Капитуляция. Пункт второй. Дезертирство...
– Нет! – воскликнула девочка. – Я вовсе не сдаюсь! Если надо... если придётся... если больше некому...
– Если, если, если, – передразнил Негатив. – Пока не примешь решение, урок не пройден!
Камилла подумала немного и сказала:
– Я сделаю всё, чтобы защитить Добро. Всё, что сумею! Всё, что в моих силах!
– она чувствовала себя виноватой за нерешительность и добавила: – Просто... я пришла всего лишь, чтобы попутешествовать... ну, и ещё мне надо почини...
Она не успела договорить. Позитив вскочил с места, и они с Негативом хором воскликнули:
– ПО ПУТИ ШЕСТВОВАТЬ? Что ж ты сразу не сказала? Это же совсем другое дело!
Негатив взметнул оба клинка над головой и с ловкостью тореадора метнул их в дощатый пол. Шпаги вдруг стали острыми, словно на них не было защитных колпачков, вонзились в половицы и тут же превратились в две белые лилии.
Негатив и Позитив подбежали к противоположному от входа пологу и раздвинули ленты. От шатра вдаль простиралась широкая вереница разноцветных дорог. Они тянулись до самого горизонта.
– Выбирай! – торжественно предложили Негатив с Позитивом и приветственно вскинули руки.
Девочка улыбнулась про себя, вспомнив слова Звездочёта. Это она-то непутёвая? Вон, сколько у неё путей-дорог! И не сосчитать!

 

 

Глава 11. Первый выбор

 

 

Выбирать-то было особенно и нечего. Все дороги вели в одну сторону.
Вдруг Негатив задёрнул полог и потребовал:
– Прежде, чем выбрать, ты должна решить – ты будешь платить или расплачиваться?
– Платить? – робко переспросила девочка.
Она как-то не подумала, что в сказке могут понадобиться деньги.
– За этот урок надо платить?
– За свои поступки! – строго ответил Негатив. – За неправильные шаги и за плохие поступки. Ты будешь за них платить или расплачиваться?
– Ну, я вообще-то стараюсь не совершать плохих поступков, – честно, но немного неуверенно проговорила девочка.
– Все стараются. Толку-то! – раздражённо сказал Негатив.
– Так что ты выбираешь? – спросил Позитив. – Платить или наоборот?
– А что удобнее? – спросила Камилла.
– Кому как, – задумчиво ответил Позитив и пояснил: – Если ты платишь сразу, как бы это ни было трудно, то дальше идёшь налегке. А если откладываешь на потом, то…
Бернард высунул мордочку из кармашка:
– Знаю, знаю! – весело крикнул он. – Тогда со временем поступки забудутся, и станут легче!
– Как бы ни так, – возразил Позитив. – Плохие поступки только тяжелеют со временем. Они порастают мхом и паутиной. Покрываются пылью. И становятся всё тяжелее и тяжелее. Ведь они пропитаны мраком.
– А хорошие поступки? – спросила девочка. – За них тоже надо платить?
– О, нет, они легче пуха! – воскликнул Позитив и восторженно добавил: – В них вовсе нет тяжести, они пронизаны светом. Ступают мягко, как солнечные зайчики!
Камилла возмущённо воскликнула:
– Но это несправедливо! Если хорошие поступки легче пуха, им никогда не перевесить плохие!
Негатив и Позитив переглянулись, и Негатив сказал:
– А их никогда и взвешивают вместе. Разве можно класть на одни весы мрак и свет? Вот это было бы несправедливо!
– Всем известно, – сказал Позитив, – что крупинка добра весит больше, чем целый вагон недобрых дел.
Камилла ненадолго задумалась, пытаясь представить себе, как можно взвесить мрак и свет, и сказала:
– У меня всё равно нет денег.
Негатив с Позитивом рассмеялись, и Негатив сказал:
– Деньги тут не причём. Платить надо временем. Минутами
часами
годами
жизнью!
Камилла подумала, махнула рукой и решила:
– Тогда буду платить сразу!
Человечки хитренько переглянулись и раздвинули полог шатра.
– Только не вздумай пойти, куда глаза глядят, – понизив голос, предупредил Негатив. – Попадёшь туда, неведомо куда, а оттуда ещё мало кто возвращался.
– Разве что сумеешь идти туда, откуда глаза глядели, – подсказал Позитив.
Затем они схватили Камиллу за руки и закружили в хороводе, напевая:

– Нас манит дальняя дорога
Туманом Млечного Пути.
Что мы теряем? Что находим?
Что ждет нас? Что уже проходит?
Какой дорогой нам идти?
Куда нам следует идти?
Идти нам или не идти?


Песенка закончилась, в голове у Камиллы всё кружилось после танца. Дороги пестрели перед глазами. И свой первый сказочный выбор она сделала, не глядя. Да ещё сказав при этом:
– Была не была!
Подумаешь, делов-то...
– Неееет! – в один голос крикнули Негатив с Позитивом, но... 
Было поздно.
Шаг сделан.
Решение принято.
Камилла... исчезла.


 

 

Глава 12. Туда, неведомо куда

 

 

Едва Камилла сделала первый шаг, её окутала тьма. Лишь пламя маленькой свечи робко светило неподалёку. Вот оно вспыхнуло ярче, и вокруг начали проступать очертания предметов. Стол, кресло.
Точь-в-точь такие, как в её комнате.
Вазочка с розой.
Точь-в-точь такие, как на её столике.
И это пламя над свечкой. И долька торта с пухлой пирамидкой безе.
Точь-в-точь...
– Мы вернулись домой! – испуганно и разочарованно вскрикнула Камилла. – Опять я опять выбрала самую неправильную дорогу!
– Как раз самую правильную, – весело возразил Бернард. – Звездочёт сколько книжек перебрал, чтобы вернуть тебя домой, а ты просто выбрала путь, и всё, готово! И никаких трудностей, никаких опасностей.
– Нет, Бернард, нет! – воскликнула Камилла. – Я мечтала о сказке всю жизнь! А она...  закончилась, толком не начавшись! Ой, что это?
Перед её лицом появились полупрозрачные девочки-мотыльки. Штук пять-семь. Каждая не больше ладошки. Они обмахивали Камиллу своими блёклыми крылышками, отчего глаза у неё начали слипаться, словно смазанные клеем.
– Вы кто?! – сонно пробормотала она, с трудом выговаривая слова.
– Мы крошки-букво-мошки, – пропели девочки-мотыльки. – Разгадаешь нас – проснёшься. А не разгадаешь, будешь спать. Вечно спать! Ха-ха! Спать вечно! Хи-хи... не проснёшься никогда, хе-хе!
Мотыльки вспыхнули и превратились в светящиеся буквы. Они выстроились в ряд, и Камилла прочла получившееся слово:
– КОШМАРА.
Перед Бернардом тоже возникла стайка, только это были крылатые медвежата. Или не совсем медвежата.
– Вы кто такие?! – недовольно спросил Бернард.
– Мы Бедвежата! – раздалось в ответ. – Медвежата – медовые, Бедвежата – бедовые. Мы бедовые, ага! Понял? Ага!
Они принялись летать у него перед глазами, дразнясь и кривляясь.
Тем временем перед Камиллой буквы выстроились в новом порядке. Получилось:
– МАРАШОК.
Камилла больше не могла бороться с сонливостью. Она плюхнулась в кресло и провалилась в дрёму.
– Проснись! – крикнул Бернард, но Бедвежата навалились на него, хихикая и кусаясь.
Тут раздалось звонкое и уже знакомое нашим друзьям «тинь-тили-тинь». Камилла сразу пробудилась ото сна. Она увидела, что из кармашка вылетела Летящая. Должен вам сказать, что у этой звёздочки есть особое свойство - разгораться и сверкать в сгущающемся Мраке.
Звёздочка взвилась над столом, ярко сверкнула, осветила всю комнату  и звонко тилидинькнула. Бедвежата тут же испарились, а Крошки-букво-мошки снова поменяли строй и перестали дёргаться. Теперь они выстроились в слово МОШКАРА. Камилла и Бернард лихорадочно перебирали вслух варианты:
– Каша... мара... рама... рома...
Вдруг Бернард догадался:
– Ромашка!
Буквы тут же выстроились в слово РОМАШКА. А затем слились в сверкающую каплю. А капля подлетела к подоконнику и упала в землю цветочного горшка. Того самого, в который
Камилла ещё год назад посадила зёрнышки винограда. Она регулярно поливала его, но виноград почему-то никак не прорастал. И вдруг, меньше, чем за минуту, на подоконнике вырос и расцвёл чудесный большой цветок. Яркая, как солнышко, ромашка! Пока цветок тянулся вверх, Летящая вернулась в сумочку Бернарда, и в комнате потемнело. Но тут цветок раскрылся! Жёлтая сердцевина ромашки выстрелила вверх лучом огненного света. И в нём, словно на киноэкране, появился... Звездочёт.
– Скорее! – он высунулся из "экрана", схватил Камиллу за рук, и они выскользнули через сердце ромашки.
Белые лепестки с шумом и лязгом захлопнулись у них за спиной, словно позади был не светлый цветок, а мрачный склеп с железными дверьми. Корявые тени беспомощно тянули вслед колючие щупальца. Но друзья этого не видели. Они скользили по бесконечной трубе. Камилла виновато сказала:
– Простите, я выбрала не ту дорогу и вернулась домо...
– Ты вообще ничего не выбирала! – возмущённо перебил Звездочёт. – Ты пошла наугад. Подумать только, как будто тебе всё равно, куда попадёшь! А разве тебе всё равно? А?
Камилле было не всё равно. Звездочёт строго продолжал: 
– Ты не пожелала брать на себя ответственность! Возмутительно! Так делают только лодыри и пустобрёхи!
Слово "лодырь" Камилла уже слышала. Так называли самого ленивого мальчика в их классе. А вот кто такие пустобрёхи, она не очень хорошо понимала. Но ей точно не хотелось так называться.
– Я предупреждал, – напомнил Звездочёт, – в Стране Зодиака надо быть очень внимательной, и относиться ко всему серьёзно и ответственно.
Камилла попыталась разобраться в цепляющихся друг за друга мыслях.
– Получается, даже когда я ничего не делаю, я тоже что-то делаю? То есть, делаю то, что ничего не делаю, а это тоже какое-то дело, которое, вроде бы, совсем не дело?
– Ну почему же? – немного смягчился Звездочёт и заметил: – Иногда "не дело" лучше любой деятельности. 
– Понятно, – несколько неуверенно откликнулась Камилла, нахмурила лобик и медленно произнесла: – Когда я делаю не дело, это тоже какое-то дело... которое я делаю. Делаю неделание, – она вздохнула и в отчаянии воскликнула: – Ах, кажется, я окончательно запуталась!
– Наоборот, ты начинаешь кое-что понимать! – повеселел Звездочёт. – Это первый закон Зодиака: ТЫ НЕСЕШЬ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА КАЖДОЕ РЕШЕНИЕ, ДАЖЕ ЗА ТО РЕШЕНИЕ, ЧТОБЫ НЕ ПРИНИМАТЬ НИКАКОГО РЕШЕНИЯ.
Камилла задумалась, пытаясь понять сказанное. Звездочёт спросил:
– Теперь ты понимаешь, куда приводят беспечность и безответственность?
Уж на этот вопрос девочка знала точный ответ.
– Домой приводят, мимо сказки! - почти с обидой заявила она.
– Это был не твой дом! – протестующе взмахнул рукой Звездочёт. – Ты попала "ТУДА, НЕВЕДОМО КУДА"! Хорошо ещё, что не "туда, известно куда". Оттуда ещё сложнее выбраться. Берегите Летящую! – крикнул он и исчез, растворился.
Коридор внезапно оборвался, и Камилла свалилась на крышу шатра.

 

 

 

Глава 13. Принять решение

 

 

Камилла и Бернард скатились на землю, где всё ещё стоял задумчивый Единорог, а рядом беззаботно кружил  Мотылёк. Девочка отряхнула платьице, усадила медвежонка в кармашек и виновато призналась:
– Не надо было мне проситься в сказку. Похоже, от меня в ней никакого толку. Я сразу же заблудилась.
Мотылёк протестующе запищал, а Единорог отрицательно помотал головой и неспешно заговорил:


Ветер ночной мне сегодня шептал,
Чтоб я слово в слово тебе передал.


Он выдержал паузу и продолжил:


Ветер ночной мне сегодня шептал,
Чтоб я слово в слово тебе передал.

Он выдержал паузу и продолжил:
– Вроде бы так просто – выбрать путь,
Беззаботно в путешествие шагнуть.
Но если выбрал ты лениво, наугад,
Будешь то и дело пятиться назад,
И дорога будет вечно невпопад.
Только если смел и искренен ты,
Сердце доброе, а помыслы чисты,
Вдоль дороги распускаются цветы,
Исполняются заветные мечты.


Единорог перевёл взгляд на Бернарда и добавил:


Маленький преданный друг,
Единомышленник верный
Будет поддержкой в пути,
Хоть не крупнее мышонка,
Не раз он беду отведёт,
Развеселит и утешит.


Мордочка Бернарда растянулась в улыбке, а Камилла спросила с лёгким упрёком:
– Но почему же вы сразу нам это не рассказали?
Единорог ответил:


Ветер велел строго-настрого:
Лишь в ту минуту сказать,
Когда вы вернётесь обратно
Оттуда, откуда – неведомо…
Ветер сказал, ты поймёшь.
Что ж, отправляйся скорее.
Ждут Негатив с Позитивом
Там, где ты сделала шаг,
Прежде не выбрав дороги…


Тут из шатра раздались голоса Негатива и Позитива.
– Я же говорил, не получится! Нечего было и начинать, – восклицал Негатив.
Позитив отвечал:
– Да ты всегда так говоришь.
– И что? Я хоть раз оказался неправ? Ей никогда не вернуться!
– А вот тут вы не правы! – весело воскликнула девочка, входя в шатёр.
Как же обрадовались Негатив с Позитивом.
На этот раз, когда распахнули шатёр, Позитив поспешил пояснить:
– Надо именно ВЫБРАТЬ одну дорогу. Не наугад!
Негатив зловеще прошептал ей почти на ухо:
– И отказаться от всех остальных путей... от всех других возможностей и приключений.
– Имей ввиду, – честно предупредил Позитив, – когда дороги разбегутся, ты не сможешь пойти по всем сразу!
– Разве что тебя измельчить на множество мааааленьких камиллочек, – почти весело предложил Негатив.
– Нет-нет, я не хочу измельчаться! – испуганно вскрикнула девочка.
– И я! – выкрикнул из кармашка Бернард. – Я же тогда вообще в микроба превращусь!
Позитив дружелюбно признался:
– Ну, я тоже против подобных манёвров. Мельчать вообще не следует. Никогда. Никому.
– Что ж, – сказал Позитив, – тогда отбрось все сомнения, и... вперёд!
Камилла окинула внимательным взглядом уходящее вдаль разноцветное сплетение дорог. На фоне ярких полос ей приглянулась невзрачная, на первый взгляд, серая тропка. Вроде бы ничего примечательного в этой тропинке. Разве что солнечные лучи расцвечивали её маленькими искорками. От этого дорога посверкивала как Млечный Путь или как грива Единорога.
Волшебное чувство отозвалось теплом в груди, и Камилла уверенно сказала:
– Я выбираю эту!
Динь! – в воздухе перед ней тут же появился маленький свиток. Два латунных цилиндрика, украшенных резьбой. Внутри них скрывался пергаментный лист. Камилла развернула его. На бумаге сам собою появился текст:


"Памятка путешественнику по Стране Мерцающих Путей:
Выберешь дорогу – верен будь,
ключик захватить не забудь"


– Какой ключик? – спросила девочка, и тут же
Динь!
перед ней появился маленький золотой ключик с опаловой вставкой на ручке. Молочный гладкий камушек местами лучился, словно доброе утреннее солнышко.
Ключик был повязан на шёлковую ленточку, уложен в левый кармашек, и Камилла с Бернардом отправились в путешествие.
По секрету скажу вам, что в это самое время в самом сердце Страны Мерцающих Путей распустился самый лёгкий и нежный из двенадцати лепестков. Первый лепесток Стихии Воздуха.

©Симург 2014. Шахри Даниялова