Королевство Рубиновой Ступени

 

"О, бесстрашная звезда, Альгеди!
О героях по размерам не суди.
Их победы будет стоит царский флаг.
Через страх они пройдут четвертый шаг"

 

С давних времён в этом Королевстве создавали равновесие между Смехом и Страхом. Занятие это было очень трудоёмким и ответственным. Крупинки-страшинки и крошки-смешинки годами собирали со всех Королевств и высыпали в Песочные Часы.Каждый житель Королевства знал: если в часах окажется хоть на одну страшинку больше, чем смешинок, Равновесие не будет достигнуто, Страх перевесит, и жизнь будет не жизнь, а сплошной ужастик. А если положить слишком много смешинок, беспечальный Смех превратится в злую насмешку, язвительную иронию, а то и вовсе – в смех сквозь слёзы.Очередные Песочные Часы как раз не так давно наполнились. Но сильный ураган нагнал столько страшинок, что Равновесие нарушилось. Требовалось срочно пополнить запасы крошек-смешинок. Легче всего это можно было сделать в Королевстве Аквамариновых Радуг и Королевстве Жемчужных Струн, там Смех всегда гулял вольготно. Но путь в эти государства лежал через глубокое ущелье, в котором после урагана поселился громадный Змей. Немало рыцарей пытались сразиться с ним. Все они безвестно сгинули. И ущелье прозвали Змеиным. Созвездие Козерога, которое покровительствовало Королевству, не могло вмешаться.

Глава 24. Смех сквозь слёзы

Столица Королевства Рубиновой Ступени располагалась на вершине высокой горы. Издалека город немного напоминал именинный торт. Закопчённые печные трубы, будто свечки. Струйки дыма поднимаются от них, словно свечи только что затушили. Из-за копоти город-торт выглядел немного подгоревшим. Колокольный звон доносился с наблюдательной башни. Это был знак жителям города собраться на Центральной Площади.
Камилле тоже очень хотелось поскорее попасть в город, но к воротам вели 908 каменных ступенек. Они были невысокие, местами стёртые и сколотые по краям. Зато самая верхняя из них блистала пурпурным отливом. Знаменитая Рубиновая Ступень. Она была высечена из цельного куска самоцвета, и имела волшебное свойство. Стоило недоброму человеку шагнуть на неё, ворота с шумом захлопывались прямо перед его носом. А то ещё
бывало, дождутся, когда негодник повернётся спиной, да с размаху кааак поддадут! Бабах! Злодей так все 908 ступенек собственным хребтом и пересчитает в обратном порядке. Таким воротам стража не нужна, они сами охраняли город.
Но пару месяцев назад ворота вдруг среди ночи стали беспрерывно хлопать, а потом замкнулись намертво. Может, кто-то недобрый пытался незаметно прокрасться в город? Неизвестно. Но теперь путникам приходилось идти через запасной, северный вход, теряя время и отвечая на подробные расспросы грозных стражников – кто, да откуда, да зачем?
Когда Камилла, заворожённая алым блеском, шагнула на Рубиновую Ступень, раздался скрип, и... ворота медленно распахнулись.
Камилла преспокойно вошла в город, передохнула и достала свиток.



Змей звезду проглотит – будет жар,
Навсегда исчезнет пожар.
Чтоб галлюцинацию разбить,
Надо звёздочкой её накормить.

 


– Вот, значит, для чего с нами Летящая отправилась, – сонно заметил медвежонок и поправил сумочку на плече. – Получается, мы расстанемся с ней в этом королевстве. Жаль, я к ней привык.
Камиллу окликнул мальчишка-трубочист.
– Чего стоишь? – крикнул он. – Скорее! А то всё закончится…
Конечно, ему легко говорить, он же не поднимался только что по сотням ступенек! Но если происходит что-то важное, рассиживаться нельзя, и Камилла побежала следом.
На площади вокруг ратуши шумел народ. Трещали без умолку дети, судачили торговки да причитали дамы. Увлечённо обсуждали что-то почтенные старейшины, бурно общались  лавочники и спорили ремесленники. Только рыцари в сверкающих латах, не повышая голосов, сдержанно переговаривались у колокольни. Впрочем, старший из них стоял неподалёку и довольно сердито выговаривал своему оруженосцу:
– Неси, тебе говорят, доспехи, не позорь перед подданными!
Оруженосец угрюмо отвечал:
– Если прикажете в пропасть прыгнуть, я прыгну. А доспехи не отопру. И ключа не дам, не просите. Не может государство без Короля.
– Ты меня учить будешь, бездельник? В порошок сотру!
– Это как вам угодно, – покорно продолжал оруженосец. – Будто я о себе пекусь. Я о Королевстве пекусь.
– А я, по-твоему, о нём не пекусь? – взревел Король.
Он повернулся, зашагал в башню, и через минуту вернулся с рыцарскими доспехами на плече. Трубочист легонько ткнул Камиллу в бок.
– Смотри-ка! Король-Заклинатель священные доспехи достал! 

Камилла только растерянно хлопала глазами, а вот оруженосец всплеснул руками и закачал головой, причитая:

— Ну что же вы, Ваше Величество? Вот ведь,  сундук испортили! 

Король велел ему помочь с облачением, и тот покорился, ворча и охая.
— Теперь седлай Героя! — распорядился Заклинатель, когда крепкие латы обхватили его грудь, и с тяжёлым обмундированием было покончено.
Оруженосец отправился в конюшню, охая и приговаривая:
— Целый отряд снарядили. Все, как на подбор, сильные, бывалые воины. Ну зачем самому-то в авангарде выступать? — продолжал он, выведя под уздцы осёдланного коня под нарядной попоной. — А коли с вами что случится, кто государством управлять будет? Их высочество ещё малы, а её Величество такого горя и вовсе не вынесет…

– Что толку от моего трона, если я не могу защитить свой народ? - ответил Заклинатель, понизив голос. - Все змеи подчиняются мне, только этого не могу одолеть. Но сегодня ему конец!
Камилла повернулась к трубочисту:
– Они все собираются на борьбу со Змеем?
– Само собой! Ты что, с Луны свалилась? Уже месяц всё Королевство лишь о том и говорит!Сказывают, – сообщил мальчишка вполголоса, – что победить Змея сможет вовсе не меч, не копьё и не стрела, а какое-то чудодейственное средство.
– Ясно, – кивнула Камилла и твёрдым шагом пошла к Заклинателю, а подойдя, прямо сказала:
– Ваше Рыцарское Сильнейшество, я знаю, как победить Змея!
– Ступай малышка, домой, не мешай, – негромко ответил Заклинатель.
– В том-то и дело! – воскликнула Камилла. – Чтобы попасть домой, мне обязательно нужно победить Змея! И я знаю, как это сделать.
Несколько рыцарей услышали её слова.
– Ты? Ты знаешь, как победить Змея? – спросил один из них с ухмылкой.
Камилла простодушно закивала и вытащила из кармашка Бернарда. Среди рыцарей пробежал смешок. Медвежонок поднял сумочку, и Летящая в ней легонько вспыхнула. Но мерцание звёздочки никого не впечатлило. А вот размеры самого Бернарда насмешили многих до слёз.
– Что это за комарик? Крошечный какой! Ха-ха! Как такая козявка победит Змея?
Бернард вскипел.
– Смеётесь? Над нами? Вы ещё пожалеете!
Теперь уже со смеху покатилась вся площадь. Даже хмурый оруженосец чуть улыбнулся. Только мальчонка-трубочист растерянно смотрел на Камиллу, хлопая глазами, да Заклинатель остался мрачным.
– Вот так и смеёмся теперь... сквозь слёзы, – хмуро заметил он и сказал Камилле: – Ступай, малышка. В куклы поиграй или через скакалочку попрыгай. И пичужку эту говорливую спрячь. Не смешите людей. Есть ещё в нашем королевстве, кому с чудищем сразиться и защитить вас, ребятишек. 
Он велел трубить сбор. На площади зашумели, и про Камиллу сразу забыли. Трубочист подошёл к ней и с пониманием сказал:
– Ничего, надо мной тоже смеялись, когда я в рыцари просился. Но я тебе верю и покажу самую короткую дорогу. Мы окажемся в Змеином ущелье раньше рыцарского отряда, – пообещал он и повел её к ограде самым быстрым путём – по крышам.

Глава 25. О чём гудит земля

Раньше по Змеиному Ущелью ходили богатые караваны - торговцы, путешественники, охотники за приключениями и, конечно, добытчики крупинок смеха и страха. Теперь же дорога на дне поросла травой. Тишину разрывали лишь крики птиц да свист ветра. Впрочем, сейчас тишину нарушала бодрая песенка. Камилла, трубочист и Бернард прислушались.

– Вот чёрный козлик цокает
По лестнице копытцами.
Вверх шагает-топает,
Окружённый птицами.
Птицы-сороки летают-верещат,
Козлика от цели увести хотят.
Только это у сорок не получается.
Козлик цокает, пыхтит, он старается,
На болтушек, на сорок, не отвлекается,
Вверх по лестнице упрямо поднимается,
К своей цели шаг за шагом приближается,
До вершины постепенно добирается.


Песенка окончилась, и из-за скалы появились Бурый Медведь и Сероглазый Волк. Они оглядели девочку и трубочиста, и Волк строго сказал:
– Нашли время для прогулок! Поворачивайте обратно и ступайте в город. Как вы вообще за ограду выбрались?
– А вы нам не указывайте! – вызывающе сказал трубочист. – У нас своя дорога…
Бернард высунулся из кармана по пояс и прокричал:
– Вот именно!
– Ух ты, – изумился Медведь. – Кроха какая! Прям мышонок!
Бернард скрестил лапки на груди и насупился.
– Я тебе не кроха! И не мышонок! Я медведь! Просто я… я маскируюсь, вот!
Бурый Мишка покатился со смеху.
– Ой, уморил! Ну, уморил! Маскируется!
– Ну и ладно, – обиженно пробубнил Бернард. – А я вот сейчас пойду и победю Змея! То есть побежду… а вы, вы пойте дальше свои песенки и драпайте, трусы. Спасайтесь бегством!
Медведь перестал улыбаться.
– Ты кого трусом назвал? – грозно проревел он, поднимаясь на задние лапы. – Мы не спасаемся, а идём к Заклинателю! У нас послание, от Стихии Земля!
Волк сердито оборвал его:
– Зачем ты болтаешь? Может, они шпионы?
– Мы не шпионы! – вскричали Камилла и трубочист в один голос. – Мы тоже хотим со Змеем сразиться!
– У нас есть волшебное средство, – добавила Камилла, и кивнула Бернарду. Он недовольно насупился, но показал звёздочку.
Волк и Медведь не засмеялись. Они посмотрели друг на друга, и Волк кивнул.

Медведь шагнул вперёд и принялся рассказывать:
– Нынче утром я преспокойно спал в своей берлоге, как вдруг раздался протяжный стон. Земля силилась мне что-то сказать. Я приложил ухо к камням и услышал такие слова…
Ни крылом, ни клювом, ни хвостом
Он ни разу не коснулся меня.
Не сразишь его ни шрагой, ни мечом,
Но Летящая Звезда средь бела дня
Сможет страшную иллюзию разбить,
В пустоту обратно нечисть обратить.

— Мы так думаем, что Змей — привидение, иллюзия, — пояснил Волк. получается, ваша звёздочка может её развеять.
Камилла сказала:
— Нельзя терять ни минуты! Рыцари скоро будут в Ущелье!
Волк предложил разделиться:
— Вы со мной, через Колкие Скалы, а тебе, косолапый, придётся идти в обход. Через скалы тебе не пролезть.
Медведь виновато сказал, обращаясь к Бернарду:
— Эх, дружище, вот ведь как получается. Ростом я велик, а толку мало. В Ущелье ты раньше меня попадёшь.
И они отправились в путь.
— Должно быть, вы бесстрашные герои, — заметил Волк по пути, — раз так смело отправляетесь на схватку со Змеем.
— Ах, что вы! Я очень даже много, чего боюсь, — призналась Камилла, взбираясь на очередной выступ. — Недавно я шла над пропастью по мостику, которого, можно сказать, и нет. Было очень страшно! В голове так и крутилось «стра-а-ашно, стра-а-ашно».
Трубочист добродушно усмехнулся и весело предложил:
— А ты окончание меняй!
— Какое окончание? — не поняли все.
— СлОва! Окончание слОва! Я всегда так делаю. Вот стучит у тебя в голове «стра-а-ашно», а ты после «стра…» произнеси, к примеру, «ус», и получится…
— Стра-а-аус, — попробовала Камилла и действительно рассмеялась. И Бернард рассмеялся, и даже неулыбчивый Волк.
— Получается, лучшее средство от страха — это смех, — сказал он.
Вскоре они достигли нужного места и затаились в засаде на краю каменного откоса. Волк сообщил, что логово Змея находится прямо под ними, и надо только дождаться, когда злодей покинет своё убежище.
— Или выманить его, — прошептал трубочист.
— Но как мы заставим его проглотить звёздочку? — тихо сказала Камилла.
В ответ она услышала в голосе ядовитое шипение.
— Вот именно, как ты меня заставишшшшь?
И она увидела перед собой гигантскую змеиную голову, возникшую из ниоткуда. Девочка покачнулась и… соскользнула с ущелья.
Тем временем отряд рыцарей неторопливо входил в ущелье. С высоты отважные воины выглядели цепочкой оловянных солдатиков, а флаг Королевства, который развевался над ними, выглядел небольшим лоскутом.

Глава 26. Сражение с Большим Змеем

Отряд рыцарей неторопливо входил в ущелье. С высоты отважные воины выглядели цепочкой оловянных солдатиков. А флаг Королевства, который развевался над ними, выглядел небольшим лоскутом.
Трубочист быстро размотал веревку. Он подвязал к концу чугунное ядро для чистки дымоходов и ёршик.
– Мы выманим Змея, – прошептал он, – и забросим звёздочку ему в пасть!
Но Бернард не успел передать ему сумочку. Огромная змеиная голова вдруг появилась перед Камиллой.
– Осторожно! – крикнул Волк.

Камилла в страхе покачнулась, не удержала равновесие и полетела с обрыва.
Но не упала, а тут же приземлилась. Точнее, приЗмеилась на толстое змеиное тулово. Она вцепилась руками в чешуйки и с большим трудом удержалась, когда Змей плетью взмыл над скалами. Он рассекал воздух, метался из стороны в сторону, пытаясь сбросить девчонку. Она держалась из последних сил.
– Эгей! – крикнул Трубочист и забросил верёвку как лассо.
Она обмоталась вокруг змеиной шеи. Запрыгнув прямо чудищу на голову, мальчишка перекинул верёвку ему через пасть и натянул, как поводья.
Змей сдавленно поперхнулся, взревел от злости - какой-то ничтожный мальчишка оседлал его! Чудище взмахнуло хвостом, пытаясь сбить наездника, но трубочист крепко держался.
А вот руки Камиллы продолжали слабеть. Корни, окончания, приставки... страусы, ужасы – всё смешалось в голове! Ясно было только одно – ещё немного, и чудовище уничтожит её!
А потом и Трубочиста...   
и Волка...
с Медведем...
и рыцарей...
с Заклинателем...
и всех-всех…
разве что Бернарда не заметит.
– Да и какой этой громадине может быть вред от такой плюшевой крохи? - с горечью думал и сам медвежонок, не зная, как помочь Камилле.
Вдруг змеиная пасть пронеслась совсем рядом, и тогда медвежонок...
прыгнул! Прямо в пасть!
– Подавииись, гадюка болотная! – прокричал он, исчезая в бездонной чёрной глотке.
Змей закашлялся, заскулил, застыл, словно каменный и… начал таять. Тело его становилось всё тоньше, прозрачней.
Всё верно, Стихии не ошиблись. Чудовище было всего лишь иллюзией. Змей питался людскими страхами. Пища его в последнее время была столь обильна, что иллюзия обрела плоть, и Змей стал не только видимым, но и непобедимым! И вот сейчас он вновь возвращался в небытие. Иллюзия таяла.
Когда она растаяла совсем, Камилла с Трубочистом полетели вниз.
Там их уже ожидали рыцари с растянутым, как батут, флагом.
(я полностью согласен с теми из вас, кто скажет, что флаг ценная реликвия, и его негоже использовать, как попало. Но жизнь человека бесценна! Тем более, таких героев, как этот перемазанный сажей мальчишка и перепуганная до смерти девочка. Скажу вам по секрету, будь флаг живым и умей он говорить, он бы сам сказал вам, что считает честью отдать свою жизнь за спасение этих ребятишек!)

Итак, дети были спасены!
"А Бернард?" спросишь ты. Что сталось с ним?
Эх...
Бернард, Бернард..

Глава 27. Лучшее средство от страха

Пройдут годы, минуют десятилетия, может быть, даже века. Но славный подвиг отважных героев, которые не жалели жизни, чтобы избавить Королевство от злобного чудища, не будет забыт. Его воспоют в былинах, о нём сложат гимны! А в Летопись Мерцающих Путей золотыми буквами впишут имена Трубочиста, девочки и крошечного медвежонка. И никто больше не скажет, шутя — «малыши-глупыши».
Возможно, тебе грустно читать эти строки. Ты ведь, пожалуй, думаешь, что Бернард погиб. Признаться, он и сам так думал.
— Наверное, я умер, — рассуждал бедняжка, не выпуская из лап сумочку с Летящей. — Поэтому и не вижу больше противной змеиной глотки, а вижу синее небо, белые облака, птичек… Ах, я падаю, наверное, так оно и бывает. Эх, медвежья моя долюшка, закончилась для меня сказка, — он зевнул, с трудом превозмогая давно уже одолевавшую его сонливость, и продолжил рассуждать.
— Наверное, я попал в рай. Всё-таки, погиб геройски, а не как-нибудь. Хотя, этого наверняка никто и не заметил. Ну, ничего, зато Камилле больше ничего не угрожает, — он снова сладко зевнул и прямо в воздухе лёг на бочок, подперев щёку сумочкой. — А в раю, должно быть, много мёда… Море мёда… ах…
Он замолчал и, немного спустя…
бесшумно плюхнулся…
на флаг.
Камилла подхватила его на руки и легонько тряхнула.
— Бернард, очнись, миленький! Ты жив? Бернард!
Медвежонок не очнулся. И не откликнулся. В наступившей тишине Заклинатель подал знак, и рыцари спешились. Каждый преклонил колено перед маленькими героями, над которыми ещё недавно потешался чуть ли не весь город. Трубочист тоже преклонил колено и опустил голову. И очень удивился, когда его плеча коснулся клинок Заклинателя.

— Назови мне твоё имя, — строго потребовал Король и добавил: — Кто твои родители?
Оказалось, что мальчика зовут Том, и родителей у него нет. Он не знает, какого он роду-племени.
— Отныне — царского! — с отеческой теплотой и королевским величием произнёс Заклинатель.
Он торжественно посвятил мальчика в рыцари и объявил, что усыновляем Тома. Так мальчуган-трубочист обрёл любящих отца и мать и стал членом королевской семьи, а крошка-принц в лице Тома обрёл храброго, заботливого и остроумного старшего братишку.
Затем Король обратился к Камилле и сказал:
— Вы бесстрашные воины и истинные смельчаки! Простите, что смеялись над вами.
Она ответила, тихонько всхлипнув:
— Я совсем не смелая, и без друзей погибла бы сразу. Вот мои друзья, они настоящие герои. Только Бернарда больше нет… он снова спас меня, и вот… не дышит…

И она расплакалась, не сдерживая чувств. Заклинатель опустил голову и сказал:
— Твой маленький друг поступил по Закону Бескорыстия.
— Он даже не знал этого Закона, — чуть слышно промолвила Камилла.
Заклинатель положил правую ладонь на сердце и торжественно произнёс:
— За благо и справедливость сражаются не ради похвал и наград, а ради самого блага и справедливости! — он выдержал паузу и ещё торжественнее сказал:
— Нарекаю твоего медвежонка Бернардом Отважным… и посвящаю в рыцари, — он с горечью добавил: — Посмертно…
В этот самый момент, когда на лицах рыцарей застыла суровая сдержанность, а по щекам Камиллы текли горькие слёзы, раздался бесцеремонно-громкий и бессовестно-легкомысленный храп. Все недоумённо переглянулись. И посмотрели на медвежонка. Да-да, именно на него.
— Хр-р-р! — снова громко прохрапел Бернард, перевернулся на другой бочок и сладко улыбнулся, подперев щёку лапкой.
— Жив! — радостно подпрыгнула Камилла и прижала медвежонка к мокрой щеке. — Он жив!
Как же все смеялись — на этот раз лёгким и радостным смехом. Только Бернард, несмотря на шум, продолжал беззаботно похрапывать. А дело всё в том, что созвездие, которое охраняет Королевство Рубиновой Ступени, выпадает на начало зимы. Самое время медвежонку впасть в спячку!
Камиллу тоже посвятили в рыцари и нарекли Камиллой Храброй.
— Да пребудет с тобой Милость Небес! — произнёс Заклинатель в конце. На этот раз все вокруг улыбались широко и светло, а лицо Камиллы озаряла счастливая улыбка.
Дзынь! — перед ней вдруг появился ключик с рубиновым камушком и капельками цветной эмали. Вот теперь можно было отправляться дальше в Путь. Заклинатель посадил девочку перед собой, а Трубочисту выделили красивую гнедую лошадь с белым пятнышком на лбу. И отряд проводил девочку к следующему Королевству.
Конечно, в город был отправлен гонец с донесением о том, что Змеиное Ущелье отныне свободно.
Радостная новость в пять минут преобразила город. Жители доставали с чердаков корзины с ёлочными игрушками, бережно разворачивали шуршащую бумагу и развешивали игрушки. Пирамидки наряженных ёлок через четверть часа красовались по периметру каменной ограды. Усыпанный гирляндами и цветными фонариками, город больше не напоминал подгоревший пирог. Теперь это был пышный и восхитительный именинный торт. Его огни горели и манили, а колокола с башни звенели не тревожно, а празднично и торжественно. И звучала над Королевством древняя песенка:

— Бом, бом, бом, бом!
Бьют часы на башне. Дом
Сотрясается от грома.
Мы по лестнице идём — вверх.
Мы намерены изгнать страх.
Нам поможет озорной смех,
Он развеет этот страх в прах!
Вот, вот, вот, вот!
Нам навстречу чёрный кот,
Хитрый наглый чёрный кот
Через улицу идёт.
Жёлтым глазом подмигнёт,
В переулочек свернёт,
И оттуда всё глядит,
Вот, бандит!
Тьфу, тьфу, тьфу, тьфу!
Мы бандита обойдём,
И другим путём пойдём.
Сквозь ущелье проскользнём,
Всех врагов мы разобьём,
И тогда, не без труда,
Доберёмся до вершины,
Доберёмся мы туда,
Да!
Ла, ла, ла, ла!
В нашу честь колокола.
И халва нам, и хвала,
И почёт нам, и молва!
Покорили мы вершину,
Сверху смотрим на долину.
Завораживает дух, ух!


Когда слова песенки стихли, Камилла воскликнула:
— Я знаю, теперь знаю, какое самое-самое лучшее средство от страха! Это поддержка друзей!
Конечно же, с ней все согласились. Не думай, читатель, что рыцари позабыли про Волка и Медведя. Камилла рассказала об их помощи. Отныне Бурый Мишка и Серый Волк стали очень уважаемыми друзьями горожан, и даже ночами, когда городские ворота закрывались, их всегда ожидало щедрое угощение неподалеку от рубиновой ступени. А Трубочиста встретили как героя. И уважали безмерно. Но он не стал зазнайкой.
Вот так и было побеждено чудище. А тем временем в Зале Времени развернулся во всей красе пёстрый крепкий лепесток Стихии Земли.

©Симург 2014. Шахри Даниялова